Натуралистичное насилие: почему экранная жестокость так притягивает?

Как заядлые киноманы, так и среднестатистические зрители, все они сталкивались с таким феноменом в современном кинематографе, как натуралистическое насилие. Подробные сцены убийства людей, казалось бы, должны отталкивать, но по неведомой причине всё как раз наоборот. Множество людей разных возрастов с упоением наблюдает за максимально жестокими сценами насилия в кино. Но в чем же причина? Почему экранная жестокость, которая будоражит умы зрителей уже долгое время, до сих пор не потеряла интерес зрителей? Давайте разбираться.

Сразу стоит отметить, что экранное насилие шокирует — именно в этом его главная ценность. Кино, как и любой другой вид искусства, должен вызывать эмоции у зрителя. И не важно, положительные они или отрицательные. Так или иначе, они пробуждают интерес. При виде расчлененки в кадре человек испытывает шок, временами даже сильнейшее отторжение, в зависимости от правдоподобности и уровня демонстрируемой жестокости. И в этом его главная ценность. Любое искусство должно вызывать эмоции. Все это — особый вид эмоций, которые возможно испытать лишь в рамках кинематографа и видеоигр. Увиденное на экране не нанесет человеку тот психологический вред, который вызовет аналогичная ситуация, но уже в реальной жизни.

Главное, что приносит человеку экранное насилие, это не желание выйти на улицу с целью сокращения людского населения, а как раз таки демонстрация человеческой смертности во всей её красе. Когда человек видит, как экранные человечки получают увечья разной степени тяжести, будь то перелом костей или же фактическое расчленение, для него это становится своеобразным опытом, который помогает осознать факт того, что подобное имеет место быть в реальности. Поэтому, если подобное, не дай Бог, случится с ним в реальной жизни, он будет подготовлен к дальнейшим действиям и новообразовавшаяся паника не затуманит его разум, позволяя действовать чётко и конструктивно. Впоследствии, помогая сохранить самое ценное, что дала ему природа — жизнь.

Конечно, у подобного вида искусства есть и обратная, отрицательная сторона, о которой говорилось выше — развитие у человека маньячизма и прочих идей, негативно сказывающихся на обществе. Конечно, не каждый кто посмотрит фильм с огромным количеством жестокости, возьмется за мясницкий тесак, желая повторить «подвиг» своего экранного «героя». Для подобного, необходима определенная предрасположенность человека. Тем не менее, винить в развитии подобных стремлений фильмы или игры — нельзя. Для подобных субъектов щелчком к действию может послужить даже самое безобидное, на первый взгляд, действие. Как, например, обычная детская шалость, приведшая к серьезной драке. Говоря проще, не так важна мощность щелчка, как само его наличие.

Также, стоит сразу отметить, что по факту насилие вовсе не пугает. Хоррор-картины, где основной упор идет на непосредственную демонстрацию жестокости, может вызвать легкий, кратковременный испуг лишь у особо впечатлительных людей. Но этого мало. Настоящий ужас — это не попытка кинодела вызвать у вас рвотный позыв, а проработанная атмосфера. Поэтому для большинства людей с крепкой психикой банальная демонстрация жестокости зачастую не вызовет никаких эмоций, но когда оно лаконично вписано в сюжет и действует на благо атмосфере фильма — достигается тот самый эффект ужаса. Именно за ним гонится большая часть киноделов. К сожалению, зачастую они могут представить нам лишь большую концентрацию насилия на единицу хронометража, напрочь забывая о выстраивании вменяемого саспенса. 

Но как бы то ни было, насилие в больших дозах свойственно не только разного рода хоррорам, но и обыденным, казалось бы, жанрам, таким как комедии и боевики, которые, зачастую, сторонятся подобного. Чувство отвращения в них сменяется смехом, или же драйвом, в зависимости от ситуации. Для выдавливания из зрителя необходимой эмоции, необходимо учесть определенные факторы, которые смогут показать насилие с разных сторон.

Так, например, нужно соблюсти довольно тонкий баланс, между реальностью и нереальностью происходящего на экране. Так, например, подвергаемый жестокости человек обязательно должен корчится от боли, а наносимые ему увечья должны быть не просто для галочки, а оказывать существенное влияние на его состояние. Все органы должны быть там, где мы привыкли их видеть, иначе уровень погружения в атмосферу не окажет желаемого результата. В то же время, нужен некий элемент, который четко дает понять зрителю, что происходящее на экране нереально. Условно его можно назвать элементом «сказки»: неестественные фонтаны крови, которые вырываются из свежей раны или же герой, который не теряет сознание и не погибает вне зависимости от нанесенных ему увечий, вплоть до момента, когда это понадобится режиссеру — всё это вводит ту самую нереальность происходящего. Это позволяет не просто сконцентрировать внимание зрителя на картине, но и не потерять его впоследствии из-за чрезмерной демонстрации правдоподобной жестокости.

Также насколько ценно насилие для атмосферы картины, столь же значимо оно и для его сеттинга. Например, если взять киноадаптацию Mortal Kombat и облагородить ее тем уровнем жестокости, который свойственен новейшим частям ее игрового воплощения, то эффект оказываемый на зрителя будет совершенно иным. Подобное работает и в обратную сторону: лишите фильм про «Дедпула» своей, уже ставшей фирменной, жестокости, и оставьте лишь гору шуток, часть из которых довольно второсортны — на такое кино банально никто не пойдет. Именно поэтому, зачастую, жестокость является не просто дополнительной частью сюжета, но и его краеугольным камнем, который притягивает зрителей к экранам.

Конечно, за необходимостью заполнить свой фильм литрами крови, необходимо не забывать о сюжете и мотивации героев. К примеру, если сценарий картины пропитан слезами главного героя, из-за чего у зрителя может сложиться мнение о его мягкости, насилие, которое должно было играть на руку фильму, покажется попросту чужеродным и будет работать не на нагнетание атмосферы, а на высмеивание подобных моментов, что идёт не в пользу картине . 

И что же у нас получается в итоге? Почему экранное насилие не вызывает у людей отторжения, а, наоборот, притягивает? Дело в его правдоподобности и, как бы парадоксально это не звучало, его неправдоподобности. Демонстрируемое на экране приобретает для зрителя некое свойство опыта, который, при необходимости, может использоваться в реальной ситуации. В то же время оно утоляет низменные желания человека в насилии, которые скрыты за маской общественных норм и просто ждут случая, чтобы излиться на это самое общество. Подобные картины не просто утоляют эту жажду, сводя на нет накопившаяся в человеке недовольство, но и демонстрируют всю жестокость происходящего, отбивая все желание повторять подобное в реальной жизни. Конечно, есть и исключения, но, как говорилось выше, подобные люди ждут всего лишь небольшого толчка к действия. А будет ли это обычная художественная сцена или нет — значения не имеет.

В качестве примера для ознакомления с подобным видом искусства, рекомендую ознакомится со следующими фильмами: «Райское озеро», «Пила» (рекомендуем к просмотру только первые 3 части), «Я видел дьявола» и, пожалуй, «Я плюю на ваши могилы». Последний две картины представляют из себя наглядный пример того, как нужно грамотно вписывать насилие в сюжет, и того, где насилие добавлено ради непосредственного насилия в кадре.
Для тех же, чьи нервы устойчивее среднестатистического человека, предлагаем картины, которые способны оставить неизгладимое впечатление на человеческой психике (Смотреть на свой страх и риск!): Snuff 102, серия фильмов «Подопытная свинка», «Таксидермия», «В моей коже» и «Сербский фильм». Данные картины, пожалуй, лучшего всего приоткроют перед вами двери самого что ни на есть натуралистичного насилия или даже, возможно, ультранасилия.

Пучкарев Александр

Добавить комментарий