Небритые подмышки и бодинегатив

Про бодипозитив на этом сайте написано уже так много, что пора бы уже и сам сайт переименовывать. И я нисколько сему не огорчаюсь — я безмерно рад, что хоть где-то о бодипозитиве говорят и пишут не в связи с продвижением или критикой феминизма. Однако бодипозитив, даже в отрыве от своих феминистских корней, всё же остаётся тем же самым бодипозитивом — таким телесным и таким позитивным.

Бодипозитив — штука бесспорно хорошая, но в той же степени, в какой хорошими мы можем назвать книги Толкина. И это отнюдь не в упрёк изначальной идее — избавить людей от вороха комплексов и неврозов на почве своей мнимой непривлекательности. Кому-то, я знаю, бодипозитивистские телеги действительно помогают справиться с комплексами и принять свою внешность. Но кому-то и БАДы «помогают», если быть честным.

Классический бодипозитив — это хороший месседж, к сожалению, нередко обёрнутый в неправильную упаковку. Под «неправильным» здесь имеется в виду, конечно, простая непрагматичность тех средств, которые бодипозитив использует для достижения своей цели — избавить людей от болезненных ощущений собственной непривлекательности. Впрочем, и непрагматичным подход бодипозитивистов к оправданию всех «физических недостатков» перед лицом «конвенциональной красоты» кажется лично мне — воспринимать это мнение как универсальное не только некорректно, но и просто вредно.

Весь классический бодипозитив умещается в одну простую формулировку: «Все тела прекрасны». Позитивный момент здесь ясен: любой «физический недостаток» не является чем-то, что портит внешность человека, ведь его тело и так в любом случае прекрасно. Но в этой мысли есть и негативный момент, которому мало кто уделяет внимание. Дело в том, что нет никакой разницы между высказываниями «Все тела прекрасны» и «Ни одно тело не является прекрасным». Иначе говоря, постулируя всеобщность красоты в принципе, бодипозитивисты тем самым вообще обесценивают концепцию красоты.

Я не очень хорошая феминистка. Меня никогда по настоящему не привлекал бодипозитив (а вернее, та его форма, которая утверждает, что эстетизация тела должна быть преодолена). Меня не забавляла идея об уродстве как форме репрезентации, я не верила в замещение внешней красоты внутренней. Я любила и люблю красоту. Мне нравятся привлекательные люди.

Саша Старость — музыкантка, феминистка и психоактивистка, страдает от дисморфофобии

Красота — это такая штука, обнаружить которую мы можем лишь в контрасте с её противоположностью — с уродством. Они как Бэтмен и Джокер или Супермен и Лекс Лютор — без одного просто нет другого. Попытка выдать желаемое за действительное (всеобщность красоты человеческого тела за реальный факт) ни к чему не ведёт, кроме когнитивного диссонанса. Ценность красоты, равно как и доброты или любого другого социального качества, кроется в её редкости — это работает с любым ресурсом, хоть материальным, хоть коммуникативным.

Физическая привлекательность — это точно такой же коммуникативный ресурс, как хорошее чувство юмора, отменная харизма, доброта или отзывчивость. И насколько абсурдно было бы говорить о том, что все люди на планете в равной степени имеют и чувство юмора, и харизму, и прочие приятные человеческие качества, так же абсурдно и говорить о тотальном равенстве всех и вся в их внешней привлекательности. Некоторые люди красивы, другие — нет. В этой простой истине ничего токсичного нет.

Токсичным можно назвать стремление некоторых людей выдать красоту за универсальную категорию, единую для всех. Очевидно, что красота, строго говоря, не существует — она не есть некоторое свойство объекта, который мы называем красивым. «Красота в глазах смотрящего» — это именно об этом. Наши представления о красивом и уродливом в той же степени, как и наши представления о добре и зле — это выражения наших собственных эстетических интуиций, но не некая эссенция окружающих нас объектов. Это мы наделяем объекты красотой, но не они красивы сами по себе. Касается это и привлекательности людей.

Чем обманываться равенством людей в их «объективной красоте», бодипозитивистам логичнее было бы взять курс на совершенно обратное — постулирование условности и относительности любых стандартов красоты, их субъективность и очевидную неуниверсальность. В своём извращённом виде классический бодипозитив нередко принимает весьма токсичные формы: сторонницы этой концепции нередко подвергают деструктивной критике, а то и откровенной травле всех, кто не разделяет их представлений о всеобщности физической привлекательности. В самых запущенных случаев это превращается в обвинения в объективации всех, кто ретранслирует «конвенциональные» представления о красоте, включая самих девушек, которые по собственной воле решили соответствовать этим самым «конвенциональным» стандартам.

Этот путь никуда не ведёт и лишь поддерживает стереотип о том, что все бодипозитивисты — это толстые феминистки, у которых волосы на подмышках выкрашены в кислотные цвета. На самом же деле, бодипозитив — это не только феминистки (и даже не только женщины), не только полные люди и не только те, кто демонстративно игнорируют «конвенциональную красоту».

Мужчины не в меньше степени подвержены третированию за несоответствие «конвенциональным стандартам». Худые люди не реже полных становятся объектами насмешек за своё телосложение. И далеко не все сторонники бодипозитива не стремятся выглядеть как модели с обложек. Бодипозитив в своём лучшем виде учит не воспринимать любую внешность одинаково и без предвзятостей. Он учит видеть разницу между мейнстримными представлениями о физической привлекательности и индивидуальным вкусом отдельных людей.

Люди на разучатся быть лукистами, если постоянно повторять им мантру о «красоте внутри». И люди, не подпадающие под «конвенциональные стандарты» не станут востребованы окружающими просто по факту принятия ими своей внешности как нормальной или даже привлекательной. Красота — это коммуникативный ресурс, я напомню.

Бодипозитив здорового человека должен быть нацелен не на принятие себя и своего физического состояния как безусловно удовлетворительного. Иметь претензии к собственной внешности — это нормально, и побейте камнями всякого, кто будет вас разубеждать в этом. Но есть нечёткая грань между самокритикой и аутодеструкцией — первая помогает нам стать лучше, а вторая превращает жизнь в продолжительную мазохистскую игру со своей самооценкой.

Соблюсти эту грань можно лишь осознав красоту как субъективную интуицию, но не объективный факт. Все мы имеем физические особенности, которые большинство сочло бы за недостатки. Но некоторые из них можно исправить, не ломая себя через колено — это намного легче, чем исправить некоторые недостатки характера и темперамента, за которые людей подвергают стигматизации и третированию в разы чаще, но не появилось ещё движения, которое защищало бы право «мразей» быть «мразями». Другие же недостатки являются недостатками весьма условно — на всякую физическую особенность найдётся свой любитель, Земля то большая и круглая.

Иными словами, видится мне, классическому бодипозитиву нужна альтернатива — апофатический бодипозитив или бодинегатив. Не «все тела прекрасны», а «не существует прекрасных тел самих по себе». Не «прими себя такой, какая ты есть», а «восприми свою внешность прагматически». Не «конвенциональные стандарты красоты репрессивны», а «токсичные мужланы ужасны, потому что они токсичные мужланы».

К красоте нужно относиться прагматически. Красота — это просто ресурс для завязывания отношений с другими людьми, как романтических, так и дружеских. Этот ресурс заменяем — многие находят себе пару и становятся душой компании и будучи «конвенционально» непривлекательны. Других и с десяток пластических операций не сделает первым парнем на деревне. Ну а принятие себя — это, конечно, штука полезная, но достигается она не простым озвучиваем бодипозитивистской шахады, а долгими годами физической и психической работы над самим собой.

Наконец, главный цимес бодипозитива — это принятие нестандартности и плюрализма. Суть не в том, чтобы загрести всех под одну гребёнку «красоты внутри», а в том, чтобы сделать жизнь людей, не вписывающихся в «конвенциональные» стандарты, чуточку комфортнее. Плодить когнитивные искажения для этого не нужно — достаточно избавиться от старых. А там заживём.

Константин Морозов

Добавить комментарий