ПОСТ-СМЕРТЬ: ЕЩЕ РАЗ О РОК МУЗЫКЕ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ

        Много воды утекло с протестных 60-х с их расцветом рокового движения, и сейчас такие группы как Sex Pistols или Mötley Crüe являются «динозаврами», по большей части не знакомыми современной молодежи. Более того, уже два с лишним десятка лет прошло с буйного расцвета альтернативных жанров рока 90-х: от «голоса поколения» Курта Кобейна и до репкорщиков Limp Bizkit. Вместе с ними ушли в прошлое и длинные челки эмокор-групп и зубодробительный саунд деткора. Сейчас же рок-музыку точно нельзя назвать «гимном эпохи современности», однако ее роль является довольно интересной. Попытаемся разобраться в состоянии «здоровья» рока в потоке современной культурной индустрии.

Во-первых, изменился сам характер молодежи: рок зарождался в период протеста против установившегося общества потребления. Молодежь искала свои творческие пути в обход установившегося капитализма, что привело к возникновению движения хиппи, панк-культуре и DIY. Сейчас же общество потребления прочно обосновалось и обрело идеологический фундамент, что привело к тому, что, как пишет французский философ Жан Бодрийяр, потребление поглотило и симуляционно воспроизвело в себе все стремления к протесту (эталонный пример — фабрично произведенная футболка «Punk’s not dead»). Поэтому сущностное, философское и социальное ядро рока было утеряно. На смену ему пришел реп, который весьма удачно использует мейнстримную манеру возвеличивания потребления. Отлично репрезентирует данную тенденцию ситуация на музыкальном рынке — количество новых рок-групп стремительно уменьшается (фактически, востребованы только звезды «старой школы» — Metallica, System of a down и подобные, держащиеся за наработанную фан-базу старички, в то время как количество реп-звезд стремительно растет год от года).

         Во-вторых, не обошлось без влияния техногенной эволюции. Рок предусматривает умение играть на инструментах (гитарах, барабанах и так далее), что в эпоху гаджетоориентированного поколения не очень-то и востребовано. Гораздо проще семплировать мелодию на компьютере (навык этот осваивается за пару месяцев), нежели потратить годы на попытку овладеть каким-либо инструментом. В том числе, именно поэтому рок-музыка проигрывает современной электронной и тому же репу, свою роль играет «порог вхождения».

Подводя предварительные итоги, можно сделать вывод, что пациент больше мертв, чем жив. Но есть существенная деталь, способная изменить наш диагноз на противоположный — это внешняя сторона, эстетика рок-музыки. В данном аспекте можно констатировать новый виток развития данного культурного направления.

Во-первых, сама модель поведения рокеров. Первые ассоциации со словом «рок-звезда»? Естественно, скандальная и контркультурная фигура, ведущая почти антисоциальный образ жизни. Эта ролевая модель оказалась крайне востребованной среди современных музыкальных «икон стиля»: от Канье Уэста и до Лил Пампа. Быть рок-звездой, являясь при этом кем угодно по своей социальной востребованности и роли, — это новая мода, возвращающая нас к крышесносному поведению звезд рока 80-х!

Во-вторых, роковое звучание и сама музыкальная атрибутика —желанные гости на живых концертах. Пониженный уровень владения музыкальными инструментами «в среднем по больнице» элитизировал живые музыкальные аранжировки, которыми теперь стремятся похвастаться многие звезды современной эстрады, как отечественной (например, Скриптонит), так и зарубежной (Childish Gambino).

И напоследок, постепенно превращаясь в ретро, рок-музыка обретает некий исторический флер, что быстро романтизирует образ музыкантов и их творчества, а то, что имеет определенный спрос, то в капитализме будет продано. Так на новый виток популярности взлетели песни Queen вместе с фильмом «Богемская рапсодия», за которым тут же, как по взмаху волшебной палочки, устремился фильм «Грязь» о группе Motley Crue. Учитывая спрос на историю в «обществе без истории» постмодерна  стоит ожидать подобных явлений, а вместе с ними, пусть и кратковременное, повышение интереса к рок-музыке как таковой.

Таким образом, на данный момент мы наблюдаем интересное положение вещей: рок-музыка находится в пограничном состоянии, медицинским языком которое можно обозначить как кома. Де-юре живая, она де-факто востребована, по большей части, со стороны внешней больше, чем с внутренней. Судя по всему, ситуация в ближайшее время кардинальным образом не изменится, а значит, пока метафизическая пляска капитала позволяет тянуть соки из отмирающей части культурного поля, мы сможем еще несколько лет (десятков лет?) наблюдать медленный закат одного из самых крупных культурных явлений второго тысячелетия.

Анастасия Полякова

Добавить комментарий