Не молчи! Создавай резонанс случаев домашнего насилия!

Сейчас тема домашнего насилия становится всё острее. Появилось столько резонансных случаев, что молчать невозможно. Молчать не нужно, необходимо говорить, бороться против несправедливости. Да, тему домашнего насилия обсуждают в разных программах, об этом пишут люди в социальных сетях, журналисты снимают фильмы и выпускают интервью. Но есть две стороны одной медали: польза и мракобесие.

Начнём с нашумевших случаев: самый известный получил резонанс после высказываний Регины Тодоренко:

Мой муж меня бьёт. А почему? Ты не задумывалась об этом? Что ты сделала для того, чтобы он тебя не бил? А что ты сделала для того, чтобы он тебя ударил?

Регина Тодоренко

Следствие после сказанного не заставило себя ждать. Последовал массовый буллинг, а также расторжение договоров с рекламными компаниями и лишение звания «Женщина года 2019». Кроме возмущенных, нашлись те, кто поддержали Тодоренко. Например, продюсер Нателла Крапивина, ведущие Ксения Собчак и Тина Канделаки отозвались о ней, как о светлом позитивном человеке, который некорректно сформулировал свои слова. В итоге ситуация немного сгладилась. Регина принесла извинения и сняла фильм «А что я сделала, чтобы помочь?» (После услышанного и увиденного становится страшно, но скрывать такие ужасные случаи тоже кощунственно).

Ещё один известный случай. В программе «Секрет на миллион» Марат Башаров рассказал о романе с Татьяной Навкой, громких разводах с Екатериной Архаровой и Елизаветой Шевырковой. Актёр подтвердил, что поднимал на них руку. Елизавета Шевыркова обращалась в больницу с травмой носа и руки, но отказалась подавать жалобу в полицию. А Екатерина Архарова попала в больницу с переломом носа и сотрясением мозга.

Но домашнее насилие совершается не только в отношении женщин. Британский актёр Мартин Фриман признался, что бил своих детей. Когда Джо было меньше 14 лет, а Грейс меньше 11, Фриман дважды их бил и оскорблял. В конечном итоге актёр заявил, что воспитывать детей непросто, но он не гордится совершённым.

Об этом стоит говорить, изобличать подобное. Журналист Ирина Шихман выпустила на канале «А поговорить?» 2 части документального фильма о домашнем насилии «Бьёт — значит бьёт». Также 19 мая вышло большое интервью с главным редактором «Эхо Москвы» Алексеем Венедиктовым. В выпуске затрагиваются важные и острые темы: сексуальное домогательство, харассмент и домашнее насилии. На это интервью нужно обратить внимание, чтобы послушать не только Венедиктова, но и Анну Ведуту. Здесь также стоит отметить и реакцию аудитории. Люди не поверили словам Алексея Венедиктова, они посчитали, что журналист врёт.

Случаи, связанные с домашнем насилием, получают резонанс. Всё больше людей говорят об этом, освещают проблему, а также создают специальные проекты. Существует центр «Насилию.нет». Это российская некоммерческая организация, которая занимается проблемами домашнего насилия над женщинами и детьми, вопросами гендерного неравенства. Также существует фонд помощи жертвам насилия «Птицы». Он оказывает психологическую, правовую и другую помощь людям, которые попали в сложное жизненное положение. Фонд располагает шелтером (временным убежищем). Пострадавшие от насилия могут пройти реабилитацию, получить профессиональную помощь, то есть пообщаться с психологами и юристами. Это хорошо, что есть центры, куда можно обратиться и получить помощь.

Также многие активисты требуют принять закон о домашнем насилии. Например, старший исследователь Human Rights Watch («Страж прав человека» — это неправительственная организация, которая осуществляет мониторинг, расследование и документирование нарушений прав человека в более 70 странах). Юлия Горбунова говорила, что проект о домашнем насилии остаётся несовершенным: он не решает ряд вопросов, которые необходимы для защиты пострадавших. HRW предлагала рекомендации по доработке проекта и призвала прописать о мерах защиты и доступе к правосудию. А также прописать, что лица, которые подвергались насилию, могут быть близкими и дальними родственниками, супругами и партнёрами. То есть расширить закон, прописать все положения, сделать его прозрачным, чтобы он работал и помогал жертвам насилия.

А в чём, собственно, мракобесие, о котором было упомянуто выше? Глава патриаршей комиссии по делам семьи Димитрий Смирнов заявил, что закон о домашнем насилии разрушит традиционные ценности. В том случае, если случится жестокое обращение, детей передадут на воспитание однополым парам. Здесь есть одно «НО!». Гомофобия и запрет пропаганды гомосексуализма. Власти не смогут отдать детей однополым семьям, так как официально таких семей просто нет. И утверждать такое просто невежественно. А Патриарх Кирилл вообще окрестил закон о домашнем насилии данью западной моде. Он сказал, что принятие предписаний в других странах влияет на российскую власть, которая вслед за Европой и США старается привести законы в соответствие с европейскими. Но это совсем не так. Законы создаются не просто так. Если есть проблема, она требует решения. И это не просто блажь, это необходимость.

В заключении хочется сказать о том, что нужно поддерживать людей, которые борются против домашнего насилия и, конечно, самим быть неравнодушным к такой серьёзной и важной теме.

Екатерина Белова

Добавить комментарий