Нужна ли нам эстетизация менструации?

Вы наверняка видели феминистические арт-проекты, посвящённые менструации. Даже если вы не горели желанием, хотя бы пару раз вы наверняка натыкались на посты с подобного рода картинками. Интернет буквально полон этого добра. Однако вы не задавались вопросом: а как авторки подобных проектов отнеслись бы к аналогичным художествам на тему непроизвольных поллюций? Причём к вопросу этому стоит отнестись максимально серьёзно, ведь от ответа на него должно зависит наше отношение к феминистическим арт-инициативам. А от этого отношения уже и наш взгляд на те конкретные политические рецепты по переустройству общества, которые феминистки вам с вами предлагают.

Представьте себе: мужчина-художник создаёт арт-проект на тему непроизвольных поллюций. Как к подобному отнесутся феминистки? А захотят ли они поделиться для такого арт-проекта своим интернет-пространством и брендом бодипозитива? Вопрос крайне неочевидный. Известно, например, что феминистки в целом с меньшим энтузиазмом относятся, например, к бодипозитивным фотопроектам про полных или худых мужчин. Применима ли та же логика и к гипотетическим арт-проектам о поллюциях? Предположим, что да.

Вряд ли феминистки прямо скажут, что подобные проекты их не устраивают потому что (и только потому что) феминистки обесценивают проблемы мужчин. Вероятнее всего, они подыщут более изощрённую рационализацию для такого отторжения. Какой она может быть? Мне на ум приходит только один вариант: поллюции — это просто не столь же физически болезненный процесс, как менструация. В остальном поллюции подпадают под все те критерии, которыми феминистки обосновывают свою тягу к эстетизации менструации.

Пример арт-проекта про менструацию (или конкретно этот про дефлорацию?)

Бодипозитивные феминистки связывают эстетизацию менструации с детабуированием этой темы в публичном пространстве. Дескать, менструация — это хоть и не очень приятный, но довольно важный физиологический процесс, знания о котором необходимы каждой женщине, однако получить эти знания она не может, потому что публичное обсуждение менструации табуированно. Поменяйте здесь «женщину» на «мужчину» и ваша интуиция сама подскажет вам заменить «менструацию» на «поллюции» — примерно одного пошиба физиологические процессы.

Собственно, возразить на это соображение, из которого логически вытекает равная необходимость эстетизации и менструации, и поллюций, можно только одним путём: менструация — это дискомфортно и даже больно в гораздо большей степени, чем поллюции. Должно быть, с этим можно только согласиться. Но если мы вводим в качестве дополнительного критерия ещё и некоторую дискомфортность или даже болезненность того или иного физиологического процесса, то на смену «поллюциям» наша интуиция подставит… «простатит».

Простатит — это очень больно и неприятно. И как для женщин менструация является эксклюзивно женским физиологическим процессом, так же и простатит (вместе с поллюциями) — это уникальная особенность мужчин. И простатит точно так же табуирован в обществе — о нём не говорят по ТВ в прайм-тайм, персонажи сериалов не обсуждают методики лечения, а на художественным выставках почти не найдёшь арт-проектов, посвящённых простатиту. Очевидно, простатит должен быть эстетизирован, а все прогрессивные арт-выставки должны быть завалены инсталляциями на тему простатита. Конечно, если мы принимаем веру бодипозитивных феминисток в то, что сочетание табу, болезненности и распространённости (простатит составляет 8% от обращений к врачу — это очень много) задаёт потребность в эстетизации.

Ещё один пример арт-проекта про менструацию

Конечно, есть ещё одно возражение: мужчины в привилегированном положении, а потому их неприятные физиологические не должны мозолить кому бы то ни было глаза. Но это возражение мало чем отличается от прямого признания: «Да, мы не феминистки, а просто мизандричные сексистки, и наши взгляды не имеют ничего общего с равноправием и справедливостью — это всего лишь обыкновенный шовинизм». Соответственно, к феминисткам, высказывающим такого рода ответы, я предлагаю не прислушиваться вообще, как не надо прислушиваться к антисемитам-неонацистам.

Таким образом, у феминисток не остаётся никакого другого выхода, кроме как согласиться с нами, что арт-проекты на тему поллюций и/или простатита — это важно и надо срочно завалить все выставки и тематические веб-ресурсы подобного рода контентом. Этого почему-то до сих пор не произошло, что уже само по себе ставит под сомнение серьёзность намерений феминисток по детабуированию табуированных тем и эстетизации важных физиологических процессов.

Возможно, хоть и сомнительно, феминистки просто ещё пока не дошли до этого в своей рефлексии. Им нужен только толчок и тотчас же на всех выставках не будет отбоя от прогрессивных бодипозитивных инсталляций на темы поллюций и простатита. И если феминистки действительно просто в силу недостаточной рефлексии или творческой перегруженности до сих пор не осилили арт-проекта на эти темы, то мы ещё можем отнестись и к их инициативам касаемо менструации всерьёз. В любом ином случае — избавьте нас от своего ханжества, подружки.

Полноценная арт-выставка по теме менструации

Впрочем, а действительно ли оно всё-таки нам надо? Действительно ли триада «болезненность + важность + табуированность» порождает насущную необходимость в эстетизации? Если и порождает, то выводы из этого будут куда радикальнее, чем необходимость детабуирования менструации. Ну, например, следующим логичным шагом будет детабуирование и эстетизация геморроя, запоров, цистита, уретрита, половых инфекций, пульпита и прочих не особо приятных штук. И, на самом деле, мало кто сможет сомневаться в необходимости детабуирования подобных тем.

Действительно, людям было бы неплохо знать на каком-то минимальном уровне, что ему надлежит делать, если его организм дал сбой. Любого рода, необязательно даже гендерно-специфичный. Однако есть ли табу? Наверно, на каком-то уровне действительно есть. Действительно, в прайм-тайм вы вряд ли наткнётесь по ТВ на передачу про лечение цистита. Действительно, вряд ли хотя бы в 10% тайтлов Netflix вы услышите хотя бы одно упоминание геморроя. Проблема ли это? Вряд ли.

У людей есть правила приличия. Иногда под этим словом понимают какую-нибудь не очень актуальную и откровенную абсурдную фигню, вроде того, что моральное право занимать свободные места в общественном транспорте детерминируются возрастом, полом и наличием беременности. Но что во время семейного ужина лучше обсудить погоду, чем дедушкин простатит — это вроде максимально интуитивная штука. И, может, в голливудском кино и не принято говорить о том, как правильно пользоваться прокладками или какие таблетки пить от простатита, но такие штуки ведь даже по телевидению рекламируют — не очень похоже на непреодолимое социальное табу. А уж что у нас в стране нет адекватного секс-просвета — это отдельная проблема, а не повод эстетизировать менструацию.

Ну и, наконец, а кто вообще придумал, что эстетизация — это вообще адекватное решение? Ведь и проблемы, кажется, нет — есть просто устоявшиеся социальные практики, с которыми приходится жить. Не все из них приятны и удобны, но вряд ли к таким относится нежелание художников тратить свой талант на горные пейзажи вместо, прости Господи, менструирующих влагалищ.

Собственно, раз табу нет, то и эстетизация не нужна. Да и если бы табу было (какое его подобие, надо полагать, всё же есть — не с пустого места же бодипозитивные феминистки эту озабоченность взяли), то это не означало бы необходимость эстетизации. Всякой проблеме есть адекватное решение. Помогут ли сотни арт-проектов про «месячные» детабуировать тему и наладить общественную дискуссию на этот счёт? Маловероятно.

Посудите сами: кто являются конечными потребителями эстетической продукции на тему менструации? Очевидно, сами фем-активистки, бодипозитивисты и их ближайшие сподвижники. То есть люди, для которых активное обсуждение менструации — это уже не табу. А никого иного их арт-ширпотреб не привлечёт: менструация (как и поллюции или простатит) — это для рядового человека и большинства, надо полагать, эстетов штука предельно мерзкая и неэстетичная. Потому-то сколько картинок не нарисуй, сколько фотопроектов не отфоткай, а люди всё равно ходят на Куинджи смотреть, да Клода Моне на стеночку репостят.

Здесь всего лишь использовалась менструальная кровь в качестве краски

Если у искусства, выстроенного целиком вокруг того факта, что раз в месяц у женщин кровоточит некоторый гендерно-специфичный для них орган, есть высшая цель™, то целесообразность такого искусства можно оценить по тому, насколько успешно оно достигает этой цели. А оно не достигает. Так что либо сам курс на эстетизацию неправильный, либо цель там совершенно другая. И это уже самое интересное.

Ни у кого, я думаю, не должно быть претензий к тому, чем там занимаются фем-художницы в своей уютной тусовочке. Это не делает их художества неуязвимыми для критики, но мы хотя бы должны будем согласиться: рисовать менструацию «для себя» — это их право, если это удовлетворяет их насущную потребность. Как, например, видео с полуголыми качками, которые занимаются борьбой в раздевалке спортзала, удовлетворяют насущные эстетические потребности некоторой другой гендерно-специфичной группы. Однако эта группа, хотя бы не пытается доказать нам, что видео с полуголыми качками — это важный социально-значимый проект.

Очевидно, если бы бодипозитивные феминистки были бы столь же откровенны и просто согласились, что у их спорных арт-проектов нет другой цели, кроме удовлетворять их нетипичные эстетические предпочтения, то не было бы к ним никаких претензий. Разве что к качеству самих рисунков — это можно оценивать в отрыве от декларируемых художников ценностей и идеалов.

Константин Морозов

Добавить комментарий