Traps are (not) gay

Настало время раз и навсегда разрешить давний и непримиримый спор, обозначенный в прошлый раз: верно ли высказывание «traps are not gay» (англ. трапы — это не по-гейски)? Действительно ли те мужчины, которых привлекают трансгендеры, являются геями? Или всё-таки влечение к транс*женщинам сущностно ничем не отличается от влечения к цис*женщинам? И зачем нам вообще спорить о том, насколько гетеросексуальны те мужчины, которые предпочитают девочек «с подвохом»? Давайте разберёмся.

Сперва напомним себе, кто такие эти ваши «трапы». Трап — это троп (забавно звучит), который часто используется в аниме и манге. Трапами называют персонажей, которые выглядят и ведут себя как девушки, являясь при этом мужчинами. Как правило, истинная половая принадлежность подобных персонажей поначалу скрывается от зрителя, из-за чего известие о наличии у «милой аниме-девочки» мужского пениса по задумке авторов должно фрустрировать или смешить доверчивого анимешника.

Со зрителем это должно работать именно так

Корни такой гендерной интриги в аниме растут из традиционной японской культуры, а если точнее, то из традиционного японского театра кабуки. На заре становления кабуки все роли, включая мужские, исполняли женщины. Но кроме игры на сцене актрисы кабуки также подрабатывали оказанием секс-услуг. Из-за череды сексуальных скандалов, связанных с государственными чиновниками и актрисами кабуки, сёгунат Токугава официально запретил женщинам играть в театре и… ситуация почти никак не изменилась.

После запрета Токугава все роли в кабуки, включая женские, стали исполнять мужчины. Они же теперь стали оказывать услуги гомосексуальной проституции. Назывались японские актёры-проституты кагэма, а исполнители женских ролей, которых и можно счесть прообразом современных анимешных трапов, были прозваны оннагата. Здесь же, я думаю, следует напомнить, что в Японии никогда не были особенно популярны авраамические религии, а потому сексуальная этика Страны восходящего солнца в сравнении с европейской всегда отличалась большей либеральностью, в том числе по отношению к гомосексуальности. Более того, в некоторых случаях сексуальные отношения между взрослым мужчиной и юношей не просто не осуждались, но и поощрялись — например, в формате практики сюдо, особенно распространённой в самурайском сословии.

Немаловажно будет отметить, что термин «трап» относится только к женственным мужчинам и MtF-трансгендерам, тогда как как мужественных женщин и FtM-трансгендеров принято называть реверс-трапами или томбоями (пацанками); пример реверс-трапа в аниме — Муцуки Тоору из Tokyo Ghoul (на скриншоте)

Также немаловажным будет отметить, что у японцев несколько иные представления о мужской красоте, чем у европейцев. В частности, в Японии андрогинная или феминная (то есть женственная) внешность считается признаком мужской привлекательности. Именно поэтому в том же аниме очень популярен типаж бисёнен, а у большинства мужских протагонистов нет ярко выраженной мускулатуры. Атлетичные герои, вроде Гатса из Berserk или большинства героев JoJo’s Bizarre Adventure, появились в японской мультипликации лишь под прямым влиянием американских боевиков с парнями вроде Шварца или Сталонне.

Это объясняет, почему мужские персонажи, переодетые в девушки, периодически встречаются в аниме. Однако слово «трап», как несложно заметить, закрепили за этим типажом отнюдь не японцы, а наши англоговорящие друзья по другую сторону океана. Здесь уже сыграли свою роль Интернет и глобализация. Для жителей Японии трапы — это по-прежнему нечто вроде игры, но только для болезненно переживающих за свою гетеросексуальность европейцев, выращенных на иудеохристианских ценностях, трапы в аниме являются именно тем, как они называются — ловушками.

  • Астольфо (Fate/Apocrypha)

Современное употребление слова «трап» по отношению к анимешным кроссдрессерам восходит к аниме-форумам и имиджбордам ранних нулевых, когда любое упоминание соответствующих персонажей сопровождалось комментариями с видеовырезкой из фильма «Звёздные Войны. Эпизод V: Империя наносит ответный удар», в которой адмирал Акбар восклицает: «It’s a trap!» (англ. «Это ловушка!»). Несложно понять, почему в конечном счёте мальчиков, переодетых в милых девочек, западные поклонники аниме начали называть «ловушками»: сам факт переодевания биологически мужского персонажа воспринимается зацикленными на гетеросексуальности белыми европейцами как нечто вроде «трансвеститского розыгрыша» или попытка подловить гетеросекуального мужчину на влечении к нимфической анимешной девке, под личиной которой скрывается мужчина-гомосексуал. Что между тягой к переодеванию в одежду противоположного пола и гомосексуальностью нет взаимосвязи — этого средний европеец не знает.

Та самая видеовырезка

Иными словами, трап — это комплексный культурный феномен, который возник на стыке двух сильно отличающихся культурных парадигм: японской и европейской. Во многом спор вокруг гетеросексуальности тех мужчин, что находят трапов привлекательными, завязан именно на контрасте между миропониманием среднего европейского (воспитанного в авраамической традиции) и среднего японского (воспитанного в синтоизме) мужчины. Если второй исторически не был сильно скован в вопросе выбора своего полового партнёра собственной патриархально-консервативной культурой, то для европейца исторически очень важно было, чтобы его половое поведение вписывалось в рамки евангельской нормы.

  • Трансгендерная девушка из Франции под ником porcelaingoirl

Таким образом, истинность утверждения «Traps are not gay» зависит от того, чьё мироощущение в данном случае больше соответствует реальности. Правы ли секс-либеральные патриархальные японцы? Или всё-таки больше истины в словах зацикленных на евангельски чистой гетеросексуальности европейцев? К счастью, в отличие от средневековых самураев или португальских миссионеров у нас есть инструмент для разрешения таких кросс-культурных споров — наука.

Современные сексологи в подавляющем большинстве рассматривают сексуальную ориентацию как комбинацию биологических и культурных факторов, но решающее значение отдают на откуп именно биологии. То есть будет ли вас больше привлекать свой пол или противоположный, зависит от объективных факторов устройства вашего организма. Поэтому определить то, насколько «гейским» является влечение к трапам, предельно просто — достаточно понять, кто чаще всего сексуально реагирует на трапов: гетеро- или гомосексуалы. Здесь за помощью мы обратимся не к анимешному, а к самому настоящему трапу из плоти и крови — трансгендерной блогерке Натали Уинн, более известной как Contrapoints.

Ролик на английском, но встроены русские субтитры

В ролике с идентичной нашей сегодняшней темой Натали говорит, что большинство мужчин, искавших связи с ней, были гетеросексуалами — в большинстве своём их привлекали цис*женщины. Аналогичными соображениями, по словам Уинн, делятся и знакомые ей другие трансгендерные женщины. Вспомните также занимательную статистику Pornhub из прошлого материала: в порнографическом и эротическом контенте с участием трансгендеров заинтересовано то же самое статистически значимое гетеросексуальное большинство, которое гуглит гетеросексуальную порнографию.

  • Самая востребованная трансгендерная модель Теодора «Тедди» Куинливан

Удивительно ли? Ни разу, если вы вообще знаете, что из себя представляют трансгендеры. Обыватели-трансфобы часто ретранслируют стереотипный образ трансгендеров как этаких «щетинистых мужиков в юбках и париках». Это немного не соответствует действительности. Хотя на разных этапах трансгендерного перехода у транс*женщин действительно будет сохраняться больше или меньше мужских черт, возможности современной медицины по феминизации тела зашли очень далеко.

Гормональная терапия не просто «увеличивает грудь» мужчинам, она также меняет распределение подкожного жира, феминизируя фигуру, замедляет рост волос на теле, делает голос более высоким, кожу менее грубой, а телесный запах более похожим на женский. А где не помогает гормональная терапия, там на помощь трансгендерам приходят пластические хирурги. Они могут сколоть лишние миллиметры костей на черепе, чтобы сделать подбородок и надбровную дугу более феминной, удалить кадык, увеличить грудь и провести вагинопластику. Последняя не представляет собой простое «отрезание лишнего», как её представляют обыватели, а предполагает полноценную реконструкцию мужских гениталий на женские. Пожалуй, единственное, с чем современная пластическая хирургия справиться пока не в состоянии — пропорции скелета (у женщин шире таз и уже плечи, чем у мужчин). Впрочем, если вы не антрополог, то в большинстве случаев вы и не разглядите разницу самостоятельно.

  • Многие транс*женщины после перехода выглядят настолько естественно, что без подсказки большинство не разглядит в них «биологического мужчину»

Словом, благодаря современной медицине многие транс*женщины не просто отдалённо напоминают цис*женщин — они выглядят, звучат и пахнут как самые настоящие цис*женщины. Они ощущаются как самые настоящие женщины всеми пятью органами чувств. Вы можете быть не согласны с тем, что подобная репрезентация делает их «настоящими женщинами», потому что у них по-прежнему мужской скелет или потому что у них по-прежнему XY-хромосомный набор. Но абсурдно было бы пытаться спорить, что раз они ощущаются как женщины, то испытывать к ним половое влечение будут не те же самые мужчины, которые испытывают влечение к женщинам.

  • Эмма Эллингсен — модель-трансгендер из Норвегии; в жизни не поверю, что без подсказки и вне контекста вы бы догадались, что это транс*девушка

Но на это резонно можно возразить, что жаргонное словечко «трап» — это зонтичный термин, который включает в себя не только транс*женщин. Трапами принято называть также, например, фембоев, травести, кроссдрессеров и интерсексов, которые не проходят сквозь феминизирующую гормонотерапию и пластику. Вас, возможно, все эти жаргонизмы сбивают с толку, поэтому вкратце поясним, что это за сорты трапов такие.

Фембой — это слово, которым изначально принято обозначать всего-навсего женственных парней. Фембои не одеваются в женскую одежду и не пытаются скрыть свой биологический пол, но если им повезло с гормональным фоном, то на первый взгляд их можно ошибочно принять за девушек. Впрочем, это ошибочное первое впечатление вряд ли задержится с вами надолго. Фембои, как было подмечено, не скрывают свой гендер и не пытаются соответствовать женскому образу целиком, а потому остаются явными мужчинами.

В интернет-среде, впрочем, слово «фембой» — это почти что синоним слова «трап», тогда как словарное определение всё-таки склоняется к «женственному мужчине» (альтернативный термин — «томгёрл», образованный как противоположность типажа «томбой» (маскулинная девушка, т.е. «пацанка»))

Иначе обстоят дела с кроссдрессерами (они же трансвеститы). Кроссдрессеры одеваются в женскую одежду и иногда даже действительно пытаются выдать себя за представителей другого пола. Некоторые кроссдрессеры — это трансгендеры на раннем этапе транс-перехода. Другие — это т.н. травести, то есть артисты, для которых переодевание в женскую одежду является просто частью сценического образа. Наиболее известные среди простых обывателей травести — это Томас Нойтвирт (Кончита Вурст) и Андрей Данилко (Верка Сердючка). Сюда же можно отнести и японских актёров-оннагата, которые существуют и по сей день (в кабуки до сих пор запрещено играть женщинам). Некоторые из травести (как те же Нойтвирт и Данилко) не только не скрывают своей истинной идентичности, но и подчёркивают в своём образе, что являются всего лишь переодетыми мужчинами. Третьей же группой кроссдрессеров являются т.н. фетишистские трансвеститы — мужчины, которым переодевание в женщин доставляет удовольствие. Они также могут как пытаться как можно более соответствовать женскому образу, так и явно подчёркивать свою мужскую идентичность. При этом они идентифицируют себя именно как цисгендерных мужчин, а ориентация у них может быть как гетеро-, так и гомо- или бисексуальной.

Вопреки распространённому заблуждению, Кончита Вурст — не трансгендер, а всего лишь сценический образ мужчины-певца Томаса Нойтвирта

Интерсексы же — это люди, которые сочетают в себе женские и мужские половые признаки. Иногда их также называют «интерсексуалы» или «гермафродиты», но эти термины считаются устаревшими, некорректными и иногда даже дискриминационными. Об интерсексах сложно что-либо сказать, так как интерсексность — это многообразие различных вариаций сочетания мужских и женских биологических признаков. Некоторые из них фиксируются при рождении, другие обнаруживаются лишь в подростковом возрасте. Говорить за каждую из вариаций следует отдельно, а у нас нет ни времени, ни необходимости — в целом интерсексы составляют меньшую часть от доли тех, за кем закрепляют ярлык «трап».

Так, будут ли фембои, травести, кроссдрессеры или интерсексы привлекать гетеросексуальных мужчин? Зависит от конкретной, так сказать, особи. В подавляющем большинстве случаев скорее нет, но люди разные бывают и некоторые мужчины от природы имеют очень женственные черты лица и фигуру, высокий голос, мягкую кожу, длинные шелковистые волосы и прочие традиционные атрибуты «прекрасной дамы».

  • Эм Джей Родригез — актриса и певица пуэрториканского происхождения, трансгендер

Но это что касается IRL-трапов. Но ведь дискуссия изначально касалась только персонажей аниме, разве нет? В этом-то, собственно, и вся проблема. Трапы — это всего лишь художественный приём из мира японской анимации, который не следует проецировать на реальную жизнь. Трапы в аниме не похожи на реальных трансгендеров. Если в суровой реальности трансгендерам приходится тратить много времени, сил и денег на феминизирующую гормонотерапию и пластику, чтобы быть похожими на цис*женщин, то трапы в аниме становятся похожими на женщин буквально по мановению кисточки от графического планшета.

Авторы аниме могут позволить себе рисовать мужских персонажей с женскими пропорциями и активно пользуются этой возможностью, рисуя трапов

И если многим реальным трансгендерам так и не удаётся достичь полного соответствия традиционно феминному образу чисто из-за того, что биология одарила из более массивным скелетом, то в аниме достаточно одного лишь желания художника, чтобы мужской персонаж выглядел буквально как женщина с пенисом — с женскими пропорциями скелета. Таких даже называют членодевками (англ. dickgirl). На порносайтах это слово используется в одном ряду с другими дегуманизирующими жаргонизмами, вроде shemale, tranny, sissyboy и ladyboy, но анимешники чётко разделяют: у членодевок женский скелет, но есть пенис. Если вам кажется странным, что поклонники японских мультиков уделяют внимание таким тонкостям, то вы такой не один.

  • Чаще всего, впрочем, лэдибоями (ladyboy) называют не любых трансгендеров, а только катоев — всемирно известных тайских транс*женщин

Разумеется, в таком случае сомнений в гетеросексуальности тех, кого привлекают анимешные трапы, ещё меньше. Если некто в своей физиологии (пусть и упрощённой) полностью идентичен женщине за исключением одной детали, которая к тому же на протяжении всего экранного времени скрыта под одеждой, то вряд ли этого персонажа найдут привлекательным кто-либо, кроме тех, кого всегда привлекают женщины.

  • Авторка популярного инстаграм-аккаунта и этническая тайка Monchanok Saengchaipiangpen — вполне цис*девушка, однако в Интернете постоянно принимается за катоя (к слову о том, насколько легко отличить «настоящую девушку» от трансгендера)

Трапы в аниме — это безвинная шутка, которой можно простить то обстоятельство, что они нереалистичны. Однако ту же логику, которой подчиняется трап-троп в аниме, не следует пытаться применять где-то за пределами обсуждения японских мультиков. Потому что последствия будут, мягко скажем, не очень хорошими.

В приведённом выше ролике Contrapoints она также говорит о т.н. транс-панике — психотическом состоянии, якобы имеющем место в ситуациях, когда гетеросексуальный мужчина был «обманут» транс*женщиной с целью склонить его к соитию. Транс-паника используется в качестве оправдания своих действий теми трансфобными мужчинами, которые убивают транс*женщин, якобы находясь в состоянии аффекта. Использование по отношению к реальным трансгендерам слова «трап», помимо явной сексуальной объективации (об этичности которой ещё можно поспорить — как-нибудь в следующий раз обязательно этим займёмся), является чем-то вроде легитимации той трансфобной логики, которой пользуются мужчины, совершающие убийства трансгендеров.

В оригинальной японской версии фильма ужасов «Звонок» Садако Ямамура (прообраз Самары Морган из американской версии) не была убита родителями ещё ребёнком из-за её паранормальных способностей, а погибла из-за транс-паники: уже будучи зрелой женщиной она была изнасилована, а затем убита насильником после обнаружения того факта, что она являлась интерсексом (в американской адаптации её биографию сильно переработали)

Именно по этой причине, например, на крупном сабреддите r/Animemes недавно запретили слово «Trap» и начали выдавать баны за его употребление. Модераторы сабреддита даже привели специальный список альтернативных не столь дегуманизирующих терминов, которыми можно было бы обозначить анимешных кроссдрессеров. Например, «отоконоко» — традиционное японское слово для обозначения таких персонажей в аниме. Или, например, уже упомянутый выше термин «фембой» — им анимешники так и вовсе давно пользуются как взаимозаменяемым со словом «трап», так как чаще всего соответствующие пресонажи как раз и являются феминными парнями.

Однако аудитория сабреддита ожидаемо была не в восторге от очередной культурной экспансии прогрессивных левых на территорию своего уютненького коммьюнити. Ну, и ответили на изменение политики модерации активным щитпостингом мемов с Астольфо и другими анимешными фембоями. Не думаю, что это для кого-то будет открытием, но поклонникам аниме в большинстве своём не очень интересны проблемы гендерно-неконформных персон. Для них ограничение их вокабуляра — это попытка вмешаться в устоявшиеся правила их коммьюнити, которое они строили десятки лет без помощи каких-то там транс-феминисток и им сочувствующих.

Правы ли консервативные анимешники? Отчасти. Они правы, что трапы в аниме и мемы про них — это темы очень далёкие от IRL-трансгендеров. Но правы и модераторы, потому что несмотря на эту «далёкость» большинство людей по-прежнему не проводят никакой разницы между шуточными героями своих любимых мультиков и активно дискриминируемыми в реальности транс*персонами. Можно ли примирить обе позиции? Вряд ли, потому что мы говорим по-прежнему про аниме-коммьюнити — самое глупое и невзыскательное сообщество, не считая разве что аудитории философских пабликов.

  • Валентина Сампайо — ещё одна популярная трансгендерная модель

Но так что в итоге? Правда ли, что traps are not gay? Правильный ответ: зависит от ситуации. В большинстве своём достаточно сильно феминизированные трансгендеры и анимешные фембои привлекают обычных гетеросексуальных мужчин. Реже речь идёт о достаточно маскулинных кроссдрессерах и окарикатуренных их изображениях, которые явно нравятся людям гомосексуальной ориентации с необычными достаточно фетишами. Но проблема в том, что эти фактические (а потому неоспоримые) соображения участникам спора абсолютно неинтересны.

Спор о том, действительно ли «Traps are not gay», является всего лишь частью более широкой игры под названием «Гейство ли это?». Является ли гейством МЖМ-групповой секс? А массаж простаты? А фемдом (женское доминирование)? А если у вашей девушки короткая стрижка? А что насчёт розовых носков? А если вы поклонник JoJo’s Bizarre Adventure? Очевидно, цель таких вопросов состоит совсем не в том, чтобы отыскать истину. Их цель — заставить случайных гетеросексуалов засомневаться в своей ориентации, что в авраамическом культурном контексте должно фрустрировать. А в этом и весь смысл подобного рода шуток в Интернете — заставлять людей фрустрировать.

  • Victoria Smwhle — русская художница, цис*девушка; однако когда я спрашиваю у своих знакомых, трансгендер ли это, 100 % опрашиваемых отвечают утвердительно и даже отказываются верить, что это не «биологический мужчина»

И обсуждать вопрос «Traps are not gay» наряду с остальными дисциплинами олимпиады «Гейство ли это?» не имело бы никакого смысла, если бы не одно но: подобные обсуждения определяют то, как люди в Интернете обсуждают тему вполне реальных трансгендеров, которые находятся в куда более уязвимом положении, чем фанаты JoJo’s Bizarre Adventure. Обиженные политикой r/Animemes анимешники правы, что их безвинные взаимоподколы не имеют отношения к трансфобии, но они также неосознанно способствуют мейнстримизации той оптики, которая культивирует массовую трансфобию.

Собственно, именно поэтому стоит периодически напоминать себе и окружающим, что traps are not gay. Научно подтверждено.

Константин Морозов

Добавить комментарий