Апрельский валежник

Апрель – расцвет весны. Про это время говорят: «Всё пробуждается». Этот месяц был полон как радостных, так и, слава богу, печальных новостей. Как и всегда. Время кругло.

Наверное, самое запоминающееся событие апреля – тот момент, когда оба пообещали, но сдержал обещание только один. Если точнее, обе. Одна бахнула по пустыне, другая пообещала, что всем тем, кто бахнет, будет очень плохо. И не случилось. Здесь идеальное условие для какой-нибудь карикатуры, но можно и опустить, ибо всё уже, что связано с этими двумя обещающими друг другу сторонами, является карикатурой. Удивительно, но от этой карикатуры вроде как зависят жизни миллионов.

Этот месяц настоящего года – пятилетняя годовщина взрыва. Этот взрыв, а точнее два, был результатом ненависти к безмерно воюющим и безмерно патриотичным. Взрывы эти стали причиной очередного страха – поганого и мерзкого, ещё более ужасающего, чем даже оторванные конечности и разорванный ребёнок. Бесконечная ненависть стоила трёх жизней, включая того, кто уже упомянут. Для страны, где это произошло, это мало, а потому нужно предположить, что ненависть – вечное скопище далеко за её границами.

Мир и, возможно, немного фиглярства – это про конфликт, который вроде длится, а вроде и не длится. Вообще это зовётся напряжённостью, но, переступив через широкий бордюр, эти два человека, одному из которых на 3 года меньше, чем напряжению, улыбнулись друг другу и, наверное, дружелюбно посмотрели каждый четырьмя глазами. В стороне вздохнули, мол, как это мило. Это и вправду мило, но только между этими двумя, людьми то есть. Если о странах – не мило. Наверное, как всегда: конфликт и ненависть – плод подчинённых, а дружба – подчиняющих.

Жительница одной из грязевых провинций, коих в крупнейшей и великой десятки и десятки, пожаловалась как раз на то, что провинция слишком жидкая и грязная. Пожаловалась в социальной сети, а не абы где. Жижа. В голове у власть имущей возникло одно слово, которым, в общем-то, можно прикрыть всё и, главное, закрыть. Вот и подставила это слово под угрозу. Получается, что водители такси, которые отказываются проехать по грязи, тоже расшатывают государство, раз признают, что это грязь и это препятствие. Государство, в общем. Двойная жижа – в головах и под ногами.

То, что выше, – это, как сказал бы Верстов, «местные князьки». Хоть и в юбке, но всё же. Главное, что со временем появляется жижа, и уже готов ещё один. Отделяет от безумства, наверное, то, что в каждой области есть несколько Верстовых. Если углубляться в жижу, то получится как бы наяву один из страхов Зайцева – воинствующий дилетантизм. Это не просто два эпитета – это трагедия, которая стала такой же обыденностью, как и жижа реальная – та, что на дорогах и даже вместо них. Может, не стоит и винить власть имущую. Она ведь не виновата, что закон такой размытый. Опять же, как жижа.

Рождение ребёнка иногда разбавляет новостную ленту так же, как если бы это была какая-то шутка или нелепая ситуация без смертельного исхода и ранений. Вот и тут – рождение. Замечательно, особенно если прибавить добрую традицию престолонаследия. Становится спокойнее.

Но снова в трагедии. Группа студентов, движимая творчеством, азартом и колоритом неровного бездорожья, не смогла пройти в очный этап конкурса, даже несмотря на фото «Наполеона» в лонгриде. Утомлённые солнцем и карабканьем до стелы с признанием в любви, они к тому же наелись и были слишком навеселе. Артистизм и желание добраться до совхоза не помогли ребятам.

А вот что не помогло одному из участников той проигравшей группы студентов победить в конкурсе слова – неизвестно. Здесь есть связь со словами лидера той группы: «Участие в жюри – это всегда субъективность». Остаётся только согласиться. Бинго.

Вот, пожалуй, и всё. Раз навеселе – то без стиха.

                                                                                                                                                                   Иван Чуенков 

Leave a Reply