Призрак бродит по Европе, дурость бродит в головах

«Здравствуйте. Меня зовут Десятниченко Николай, я учусь в гимназии города Новый Уренгой. Мне предложили поучаствовать в проекте, посвящённом солдатам, погибшим во время Второй Мировой войны. Это меня очень заинтересовало, так как я с детства увлекаюсь историей и культурой и своей страны, и Германии. Я сразу начал искать соответствующую информацию: сначала посетил городской архив и библиотеку, затем пытался найти истории немецких солдат в Интернете и в других источниках. Однако позже, в сотрудничестве с Народным Союзом Германии по уходу за военными захоронениями, я узнал и подробно изучил биографию Георга Йохана Рау. Он родился 17 января 1922 года под Зигмарингемом в многодетной семье. На фронт Георг ушёл в чине ефрейтора и сражался в качестве солдата ПВО в Сталинградской битве 1942-1943 годов. Георг был одним из 250000 немецких солдат, которые были окружены советской армией в так называемом «Сталинградском котле». После прекращения боёв он попал в лагерь для военнопленных. Только 6000 из этих военнопленных вернулись домой. Георга среди них не было. Долгое время родные погибшего солдата считали его пропавшим без вести, и лишь в прошлом году семья Георга получила информацию от Народного Союза Германии по уходу за военными захоронениями, что солдат умер от тяжёлых условий плена 17 марта 1943 года в лагере для военнопленных в Викетовке. Возможно, он был похоронен среди 2006 солдат близ лагеря. История Георга и работа над проектом тронули меня и подтолкнули на посещение захоронения солдат Вермахта вблизи города Копейск. Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать. Они испытывали невероятные трудности во время войны, о которых мне рассказывал мой прадедушка, участник войны, который был командиром стрелковой роты. Правда, воевал он недолго, так как был тяжело ранен.

Отто фон Бисмарк сказал: «Всякий, кто заглянул в стекленеющие глаза солдата, умирающего на поле боя, хорошо подумает, прежде чем начать войну». Я искренне надеюсь, что на всей Земле восторжествует здравый смысл и мир больше никогда не увидит войн. Спасибо за внимание».

 

Привет.

С чего бы начать? А вот с чего: где ты увидел выражение «невинно убиенные», столь широко распространившееся в последнее время в комментариях под чем что только можно? Или ты просто любишь архаизмы? Да какой ты любознательный!

Да, в выступлении действительно есть выражение «невинно погибших», но никак не «убиенных». Именно это и подтолкнуло меня к написанию этого текста.

О, вас много. Ну ладно, давайте к делу. Что сказал Николай (несовершеннолетний причём, вы же так любите приравнивать к этому возрасту только лишь воспитание и надзор учителей)? Он сказал, что интересуется историей двух стран – Германии и существующей лишь в головах, к счастью, немногих людей. Далее гимназист сказал (нет, заявил – настолько это было дерзко!), что пытался найти истории погибших в войне (не Великой, а Ужасной, так как гибель почти 30 миллионов сограждан нельзя считать чем-то великим) немецких солдат. И вот тут первый триггер. Почему не советских? Он же русский, значит, должен искать истории о своих павших соотечественниках. Я отвечу. Вы же употребляете «невинно убиенные», значит, во время мышления вы обращаетесь к каким-то высшим силам, а не к непосредственно видео, так? Значит, часть из вас не смотрела видео. В выступлении принимало участие 6 человек: 3 русских, 3 немца. Эдакий обоюдный научный интерес.

Второй триггер, вполне оправданный – употребление Николаем выражения «так называемый «Сталинградский котёл». Да, многие сочли это пренебрежением к истории. Но у этого выражения есть и другое значение – обозначение чего-то условного, не распространённого повсеместно. Теперь вопрос: где выступал гимназист? Правильно, в Бундестаге. Возможно, в немецком архивоведении Сталинградская битва обозначается как-то иначе, чем принято у нас. Вот поэтому и сказал: «в так называемом». Возможно, конечно, что немецкой стороне, проверяющей текст перед выступлением, не понравилось слишком уверенное обозначение имевшего когда-то место быть стратегического провала, который потерпела их страна несколько десятков лет назад. Возможно всё.

Третий триггер – Николай употребил «тяжёлых условий плена». Здесь возмущение родилось из упоминания лишь одной стороны – немецких солдат в советском плену. Если бы он сказал про советских солдат, погибших в немецких лагерях, это, несомненно, смягчило бы обстановку. Люди подумали: «Что позволяет себе этот мальчик? Разве наши воины не умирали от голода, холода и газа?!». Конечно, умирали. Николай не упомянул, что и советские солдаты погибали. Именно это и родило волну возмущения, гнева и ненависти.

Четвёртый триггер, он же последний – гимназист употребил (или ляпнул, кому как угодно) следующее: «невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать». Многие стали упрекать парня, везде стали появляться фотографии, на которых, например, висит повешенная женщина, а в двух шагах стоит толпа гитлеровцев. И это правильно. Никто не забыт, ничто не забыто. Я не буду говорить о том, многие или немногие из немецких захватчиков были приверженцами пацифизма, но то, что кто-то не хотел воевать – факт. Именно уверенность в том, что многие не хотели воевать, и породила волну злой иронии. Опять же, не исключено, что всему виной бесконечная редакция.

Как можно взглянуть на это высказывание ещё? Вы скажете: «А зачем?». Я промолчу.

Скорее всего, парень говорил о немецких солдатах как о «потерянном поколении». Скорее всего, парень говорил о том, что граждане Германии были настолько очарованы харизмой Гитлера, что и не подозревали, зачем они голосуют за него в 1933 году и отправляются на войну через несколько лет. Скорее всего, парень говорил о личной вине одного лица за эту ужасную войну, а именно о вине Гитлера. Скорее всего, парень говорил о том, что политика дурманит головы людей, и они через какое-то время верят во всё что угодно и готовы сделать что угодно. Я не говорю: «Я знаю, что…». Я говорю: «Скорее всего…». «Скорее всего» и тысяча нелепостей, к которым мы привыкли.

«Невероятные трудности» и упоминание про прадедушку придали докладу немножко реализма, но также стали ещё одним угольком в топку.

Что в конце? В конце цитата с антивоенным смыслом и пара слов от самого Николая. По идее, это логичное завершение речи. Оно должно как бы сгладить всё то, что услышали люди. Но нет. Это звучит как оправдание за всю ту однобокость, которой пропитан доклад. И люди слышат это так: «Война – это плохо, так говорил Бисмарк. Но немцы не хотели воевать, и были убиты под Сталинградом. Часть из них умерла от плохого обращения в плену». Это искажает посыл.

Дошло до крайностей: люди, распалившись, стали изображать слова парня как заявление о вездесущей агрессии Советского Союза, а затем и России. Были и те, кто принял слова интересующегося историей за чистой воды покаяние за победу в войне. Правдоподобный предлог, а значит, спокойненько зайдёт большинству.

Любое слово, любой вздох, любая манера – уже история. Кто же изменяет историю сильнее? Кто эта сволочь?

Мнение – бедная овечка среди Вас, Людей.

Иван ЧУЕНКОВ

 

Leave a Reply